Эксклюзив
Барышников Михаил Николаевич
13 октября 2017
1224

В.Н.Тенишев и В.Ф.Голубев во главе общества Брянского завода (1870-1890-е гг.)

Main b

                                        

Опыт руководства В.Н.Тенишевым и В.Ф.Голубевым акционерным Обществом Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода (далее Общество Брянского завода) представляет интерес как с точки зрения достигнутых производственных и коммерческих результатов, так и в плане реализованных организационных решений, способствовавших утверждению  корпорации в ряду крупнейших в российской экономике. Здесь следует пояснить, что реформы эпохи Александра II обусловили значимость преобразований в инфраструктурной сфере, и прежде всего необходимость развития железнодорожного и водного транспорта. Происходившие изменения сопровождались появлением новых возможностей (институциональных, интеллектуальных, финансовых, технико-технологических и др.) для реализации предпринимательских интересов в масштабных индустриальных проектах. В первой половине 1870-х гг. открыли действия нескольких крупных промышленных акционерных обществ, в том числе Коломенского, Путиловского, Новороссийского и Русско-Балтийского заводов. Общее количество учрежденных с 1870 по 1873 гг. акционерных компаний возросло с 32 до 106. В числе наиболее перспективных в этот период стало создание Общества Брянского завода, выступившего в роли одного из ведущих в ключевых для страны отраслях (металлургия и машиностроение, в том числе транспортное).

Экономическая политика 1870-1890-х гг., сопровождавшаяся переходом правительства к «покровительственной» таможенной политике, широкому строительству железных дорог, развитию военного флота и перевооружению армии, способствовала активизации государственно-частного партнерства в индустриальной сфере.  Предпринимались попытки выйти на уровень устойчивого роста за счет раскрепощения частной хозяйственной инициативы в условиях возрастающей значимости согласования структурных потребностей и институциональных возможностей развития страны. Стабильность правительственного курса на утверждение рыночных отношений, соблюдение неприкосновенности частной собственности и активизация конкурентных начал в деловой жизни выступали, при всех имевших место в империи социально-политических проблемах, одними из характерных черт промышленной ситуации в рассматриваемый период. Подчеркнем, что изменения в экономическом положении России, в сочетании с модернизацией системы финансово-кредитных отношений, образования, судопроизводства и местного управления сопровождались ростом интереса к индивидуальному и групповому (ассоциированному) предпринимательству.

На фоне происходивших в стране преобразований перспективы функционирования Общества Брянского завода определялись рядом факторов, в том числе готовностью его руководства ориентироваться на поддержку как отечественных, так и западноевропейских финансовых рынков, гибкостью в использовании собственных и заемных средств, умением эффективно определять приоритеты при формировании организационной структуры, способностью к новаторским решениям вопросов производственного и коммерческого характера. Отметим, что реализация этих факторов будет связана с масштабной деятельностью В.Н.Тенишева и В.Ф.Голубева (первый окончил политехнический институт в Карлсруэ, второй – Институт инженеров путей сообщения в Петербурге), которым при создании предприятия едва исполнилось 30 лет.  Вместе с тем результативность функционирования компании в значительной мере покоилась на качестве достигнутого в составе собственников и представителей управленческого и инженерного персонала баланса индивидуальных и групповых интересов, находившим непосредственное отражение при согласовании предпринимательского и технократического начала в операциях корпорации. По-своему на значимость этого фактора ссылался накануне учреждения Общества профессор Петербургского технологического института И.А.Вышнеградский (впоследствии министр финансов России). В 1870 г. на первом общероссийском съезде заводчиков и «лиц, интересующихся отечественной промышленностью» он пояснял, что выпускники технических учебных заведений внесут больший вклад в развитие предприятий, если смогут использовать в работе, помимо теоретической подготовки, такие качества как «практичность» и «распорядительность», а также будут готовы нести личную ответственность за взятые на себя обязательства. В частности, Вышнеградский отмечал важность для молодых специалистов «самостоятельной деятельности на поприще промышленности», в том числе через «знание местных  средств [производственных – М.Б.], знание рынка, знание рабочих, умение с ним обращаться и многие другие знания и умения», без которых «всякий самый образованный техник будет плохим распорядителем».

С учетом внимания историков к вопросам взаимодействия Общества Брянского завода с отечественными и иностранными банками, актуальным остается сюжет о способах привлечения финансовых ресурсов в конце XIX – начале ХХ в. В частности, история компании позволяет обрисовать «интерес французских инвесторов к российским промышленным ценностям». В первую очередь это касается круга давно существовавших предприятий, в которых французский капитал был «заинтересован». В целом опыт деятельности Общества подтверждал возрастающую значимость частной инициативы в экономическом развитии страны, определявшуюся помимо прочего способностью промышленников сочетать использование различных инвестиционных ресурсов с возможностями технико-технологических и организационных новаций. Наличие высшего профессионального образования становилось при этом важнейшим элементом складывающейся модели технократического подхода к определению баланса интересов собственников в процессе достижения корпорацией стратегических и оперативных целей.

Самостоятельную значимость для понимания направленности развития компании представлял 1892 год, когда князь Вячеслав Николаевич Тенишев, один из совладельцев Общества Брянского завода, женился на Марии Клавдиевне Пятковской. Состоявшееся вслед за этим свадебное путешествие завершилось приездом на предприятие, которое станет для княгини не только местом жительства, но и поприщем для активной общественной деятельности. Особый интерес представляло знакомство Тенишевой с деловыми партнерами мужа из числа высшего административного персонала. С ними князю удалось добиться того, что, как вспоминала супруга, «дело это процветало и получило огромное развитие». Вместе с тем оценки княгини оказались более чем нелицеприятны: это были «люди, зарабатывавшие десятки тысяч рублей в год [для того времени очень большие суммы – М.Б.]. Самые скромные из них получали от пятнадцати до двадцати тысяч, но благосостояние не дало им ничего: неотесанные, неопрятные, они производили впечатление каких-то дикарей, и мне странно было видеть мужа в этой компании». «Почему-то, продолжала Тенишева, - у нас на Руси люди, занимающиеся какой-либо специальностью, считают совершенно лишним, кроме своего дела, интересоваться чем-либо отвлеченным, цивилизоваться, расширить свои понятия, культивироваться. Особенно это бросается в глаза среди инженеров». «Вкусы их, интересы – мелкие, разговоры пошлые». «Холодно мне было среди этих некультурных людей. Грубость их нравов леденила меня, узость, ограниченность интересов подавляли. Все, что я видела, было так ново, непривычно для меня. Никогда мне не приходилось раньше в своей жизни встречаться с такими людьми. Я точно попала в какой-то особый мир, с особыми нравами, особыми обычаями и особым пониманием всего, чем жизнь красна…».

Отношение М.К.Тенишевой к руководителям компании, проявленное уже при первой встречи с ними, вызывало тем большее удивление, если учесть «блестящие», как отмечал А.Н.Бенуа, финансовые и промышленные дела князя с точки зрения получения от него «миллионов» на разнообразные  меценатские «затеи» супруги. Тенишев являл собой «характерно русский self-made-man [человек, сам всего добившийся – англ.], собственным умом и смекалкой составивший себе огромное состояние и продолжавший его с успехом увеличивать посредством всяких деловых операций и индустриальных предприятий». По мнению Бенуа, такому абсолютному и убежденному «реалисту», каким был князь, «не было никакого дела до чего-либо мистического, таинственного, невыразимого. То, что не поддается простейшему «научному» объяснению, что не отвечает практической полезности, отбрасывалось Тенишевым, как нечто лишнее и даже вредное. Можно поэтому представить, какая духовная пропасть разделяла его от жены, которая, хоть и бестолково, однако всегда «духовно чего-то алкала» и «к чему-то высокому тянулась».

При всей значимости ярких оценок А.Н.Бенуа как человека близко знакомого с Тенишевыми, все же поясним, что конкретная ситуация в Брянском обществе к середине 1890-х гг. подтверждала не столько расхождения князя и его жены с партнерами по бизнесу на почве ценностных предпочтений,  сколько близость  самих супругов с точки зрения прагматичных интересов. Речь шла о разногласиях в составе руководства предприятия по вопросам, связанным с перспективами его развития и, соответственно, определением первостепенных для решения задач инвестиционного, производственного и управленческого характера. В значительной мере результатом этих разногласий станет уход князя из Брянского общества и последующая крайне негативная оценка княгиней облика высшего административного аппарата компании. Именно с данной точки зрения заслуживает внимания предыстория упомянутых событий, связанная с основанием завода и дальнейшим участием В.Н.Тенишева в его деятельности.

В 1873 году император Александр II дал разрешение крупному предпринимателю П. И. Губонину  и инженеру В. Ф. Голубеву на создание Общества Брянского завода. Предприятие, основанное главным образом на средства Губонина (С.Ю.Витте оценивал его как «русского простого мужика с большим здравым смыслом»), разместилось в Брянском уезде Орловской губернии, близ железнодорожной станции Бежицкая. Здесь затем возникнет рабочий поселок Бежица. Направленность действий компании, учрежденной с уставным капиталом 400 тыс. руб. (стоимость акции в 100 руб. отличалась для того времени сравнительной доступностью), была привязана к деловым интересам партнеров в сфере железнодорожного строительства. При этом Губонину удалось добиться разрешения от Министерства финансов ввозить в течение четырех лет из заграницы, «без платежа таможенных пошлин, все машины и принадлежности, необходимые для устройства пудлинговых и сварочных печей, чугуноплавильного и рельсопрокатного заводов и мастерских в количестве, … потребным для означенных заводов». Не менее значимым явилось закрепленное в уставе право на привлечение к работе акционерного общества находящихся на государственной службе горных инженеров. Ставка на профессионалов с высокой образовательной и практической подготовкой станет в дальнейшем одним из факторов решения стоявших перед корпорацией производственно-технологических и организационных задач. 

В первые два года более 77% доходов оказались связаны с выпуском чугунных рельс и крепежного оборудования, крайне востребованных в условиях бурного развития транспортного дела в стране. Уже по итогам 1874 г. выручка предприятия возросла до 1,4 млн. руб. Мощный старт Общества сопровождался ориентацией на привлечение заемных средств. Крупнейшими кредиторами выступили Linder & Co (Бирмингем) (предоставил заем в 166,7 тыс. руб.), Орловское общество взаимного кредита (137,4 тыс. руб.) и В.Н.Тенишев (100 тыс. руб.). В июле 1874 г. князь предпринимает ряд шагов по усилению своего влияния в руководстве компании. По его предложению правление переводится из Орла (где ранее размещалось при администрации Орловско-Грязской железной дороги, состоявшей в дебиторской задолженности перед Обществом) в Петербург, а сам Тенишев, наряду с Губониным и Голубевым, избирается в число директоров. В том же году по инициативе князя предприятие приступает к выпуску мостовых конструкций, спустя три года – изготовлению стальных рельсов. Улучшение финансовых показателей деятельности Общества сопровождалось как ростом дивидендных отчислений, достигших 15% на уставной капитал, так и увеличением ежегодных выплат директорам, которые составили с 1876 г. 19% чистой прибыли (из них 10% выплачивалось председателю правления).

В 1879 г. завод отливал уже одну четверть всей выпускаемой в стране стали, выручка компании достигла 4,6 млн. руб. К этому времени управление компанией определялась двумя направлениями в деятельности членов правления –  предпринимательским и технократическим (учитывая при этом, что представители обоих направлений являлись ключевыми акционерами).  Первое олицетворял В.Н.Тенишев. Он сменил в данном статусе П.И.Губонина, который понес в конце 1870-х гг. огромные убытки и вынужден был лишь формально принимать участие в руководстве предприятием. Второе представлял В.Ф.Голубев. Наличие между ними как директорами и, одновременно, крупнейшими собственниками единства взглядов на перспективы развития Общества подтверждалось принятым в апреле решении утроить акционерный капитал, выпустив дополнительно 12 тыс. акций. В соответствии с уставным требованием, преимущественное право на приобретении новых акций имели учредители компании и их дети, а также владельцы акций предыдущих выпусков. В результате уставной капитал был увеличен до 1,8 млн. руб., что отчасти закрывало потребность в оборотных средствах. Одновременно на фоне увеличения доходности предприятия наблюдался рост дивидендных выплат с 15 до 24% на акцию. Появление новых финансовых возможностей позволило активнее формировать запасной капитал, ориентированный на покрытие «непредвиденных расходов», а также особый фонд, предназначенный для обеспечения гарантийных обязательств по 6 – 10 годам «исправной службы» рельс. В 1880 г. Общество получает рекордный доход: выручка составила 9,8 млн. руб., чистая прибыль – 1,9 млн. руб.. Свою роль в успехах сыграло «урегулирование условий производства» между Обществом Брянского завода и Обществом Варшавского сталелитейного завода, позволившее преодолеть конкуренцию между ними путем достижения «тождественных интересов». Речь шла о выкупе ими у Государственного банка акций  Общества Путиловских заводов, в результате чего возникла промышленная группа, объединившая крупнейшие рельсопрокатные предприятия страны.

Первый тревожный звонок для членов правления прозвучал в год убийства императора Александра II. В 1881 г. на фоне промышленного застоя в стране, сопровождавшегося  сокращением железнодорожного строительства, последовало уменьшение числа заказов на рельсы. В последующее трехлетие доля в выручке от их продаж сократилась до 25%. Одновременно наблюдался рост задолженности перед кредиторами, крупнейшими из которых выступали три петербургских банка – Международный коммерческий, Русский для внешней торговли и Учетный и ссудный (в первых двух В.Н.Тенишев состоял членом наблюдательных советов). Соответственно Linder & Co и Тенишев занимали четвертую и пятую позицию в перечне ведущих финансовых партнеров предприятия. Заметим, что согласно договоренности учредителей прекращение функционирования компании считалось обязательным, если уставной капитал уменьшался от понесенных убытков на 40%.

В складывающейся ситуации Тенишев предпринял дополнительные усилия по укреплению своих позиций в руководящих структурах, увенчавшиеся вскоре его избранием председателем правления. Одно из ключевых решений, принятых вслед за этим князем при поддержке В.Ф.Голубева, непосредственно связывалось с переходом к выпуску изделий, «имеющих более прочный и нормальный сбыт». Предполагалось сделать «ставку» на наращивание листопрокатного производства, в том числе для нужд морского и речного кораблестроения. Вместе с тем значительной поддержкой для Общества явилось получение в 1882 – 1883 гг. правительственных заказов на выпуск листовой стали для трех строящихся броненосцев, а также изготовление артиллерийских лафетов. Значимость партнерства с правительственными учреждениями особенно выделялась на фоне имевшихся в 1883 г. провальных показателей по выручке, которая сократилась до 5,9 млн. руб. Еще худшие данные демонстрировала чистая прибыль, составившая лишь 721,5 тыс. руб.

В последующие годы, в условиях неустойчивой финансово-экономической ситуации в стране, В.Н.Тенишев и В.Ф.Голубев последовательно отстаивали курс на диверсификацию производственной деятельности компании.   В 1885 г. доля рельсовой продукции в выручке продолжала снижаться, в то время как по прочим частным заказам достигла почти 2/3 совокупного дохода. Одновременно реализовывался курс на увеличение количества занятых в производстве рабочих, число которых превысило 4 тыс. человек. Директора заявляли о необходимости большей гибкости в операциях Общества, в том числе путем дальнейшего снижения зависимости от рельсовых заказов. Предлагалось делать ставку на выпуск изделий «общепромышленных», в том числе листопрокатной продукции, сортового железа и проволоки, мостовых конструкций, землечерпалок и экскаваторов, нефтяных резервуаров и вагонов-цистерн, оборудования для пищевой промышленности, судового оснащения и т.д. Вместе с тем, в отличие от Тенишева, инженер Голубев выражал уверенность, что заявленный подход предполагает выделение дополнительных финансовых ресурсов на закупку новых «машин и приспособлений». Общее мнение директоров состояло лишь в понимании ими требований акционеров о необходимости сократить непроизводительные расходы (с учетом последовавшего уменьшения дивидендных выплат до 12%). При этом подчеркивалось,  что такому «рациональному желанию трудно было безусловно следовать, не нарушая общих интересов дела, которое оставалось в зависимости от размера валового дохода и от средств к достижению его в наибольшем размере».

Позиция правления была вполне объяснима, если учесть, что за период со времени основания компании и по середину 1880-х гг. значительная часть прибыли отвлекалась на выплату дивидендов. Вместе с тем к концу этого периода кредиторская задолженность превысила 5 млн. руб. и продолжала увеличиваться. С учетом «общих интересов дела», В.Ф.Голубеву удалось найти поддержку партнеров: с 1885 г. значительная часть собственных средств начинает инвестироваться в наращивание производственных мощностей. Речь шла в первую очередь о развертывании строительства вагонов и паровозов, в том числе по заказам казны. Следует отметить, что П.И.Губонин и В.Н.Тенишев отнеслись к предложенному Голубевым плану настороженно. С одной стороны, Губонин помнил свои финансовые проблемы при строительстве Горноуральской железной дороги, с другой – перед глазами князя был печальный пример дворянина и крупного предпринимателя С.И.Мальцова, который понес более чем двухмиллионные убытки после отказа Департамента железных дорог от реализации совместного проекта.

В данной ситуации В.Ф.Голубев смог убедить ключевых акционеров не только принять его предложение об увеличении выпуска вагонов и паровозов, но и пожертвовать соответственно значительной частью финансовых ресурсов в пользу дальнейшего технико-технологического обновления промышленного дела. С 1886 по 1889 г. на фоне последовательного увеличения выручки заметно уменьшаются размеры чистой прибыли (до 200-300 тыс. руб.) при соответствующем сокращении дивидендных выплат с 15 до 8,4% (в 1891 г. решено от них и вовсе отказаться). Кроме того, крупнейшие собственники приходят к согласию, и это в последний раз, по поводу дополнительных эмиссий. За период с 1887 по 1889 гг. уставной капитал увеличивается с 1,8 до 5,4 млн. руб..

Изменения в инвестиционной политике были связаны помимо прочего  со строительством под Екатеринославлем, на берегу Днепра металлургического предприятия  – Александровского южно-российского завода (назван в честь императора Александра III). Тем самым было положено начало формированию вертикально интегрированной структуры, включавшей в качестве самостоятельных хозяйственных единиц металлургическое и машиностроительное производства, с последующим присоединением к ним источников топлива и сырья – месторождений каменного угля и железной руды. С 1887 по 1894 гг. на Александровском заводе вводятся в строй четыре доменные печи. Отметим, что к концу этого периода возрастающие объемы инвестиций в основной капитал сопровождался почти четырехкратным увеличением выручки, а также ростом чистой прибыли (до 1,6 млн. руб.)  и дивидендных выплат (22,5%).   За последующее пятилетие балансовая стоимость активов компании достигла 22,9 млн. руб. Для сравнения: за предыдущие тринадцать лет соответствующая стоимость увеличилась с 1,4 до 4 млн. руб.. К середине 1890-х гг. Брянский завод выступает как один из крупнейших по выпуску машиностроительной продукции, в то время как Александровский заявляет о себе в качестве предприятия с полным металлургическим циклом.

Изменения в направленности действий директоров оказались обусловлены несколькими благоприятными обстоятельствами при реализации промышленного проекта. Обретение собственного металлургического производства дало,  как полагало правление, «возможность вовсе прекратить покупку иностранного чугуна и выйти из зависимости от колебаний цен на него иностранных рынков». С другой стороны, поиск необходимых инвестиций привел В.Ф.Голубева и В.Н.Тенишева в Париж, где в 1890 г. был осуществлен при содействии банка Crédit Mobilie выпуск облигаций на 1 580 000 руб. Отметим также достигнутое среди собственников принципиальное согласие по вопросу о возможности увеличения числа акционеров, в том числе иностранных. Как уже отмечалось, к концу 1890 г., после успеха в размещении крупного пакета в 18 тыс. акций, уставной капитал увеличивается до 5,4 млн. руб. На ценных бумагах Общества появляются надписи не только на русском, но и французском языке. С этого времени финансовый рынок Франции становится для Брянского завода, прежде всего при посредничестве банка Société Générale, ключевым в реализации эмиссионных операций.

В 1890 г. правление продолжало следовать курсу на увеличение вложений собственных средств в инвестиционные проекты, а также последовательное расширение ассортимента выпускаемой продукции. Общество получает заказ на выпуск паровозов (24 машины для Общества Юго-Западных железных дорог), что потребовало масштабной производственно-технологической модернизации Брянского завода. Одновременно предпринимались дополнительные меры, направленные на расширение мощностей по выпуску металлоконструкций для пароходов и элеваторов, изготовлению товарных вагонов, цистерн для перевозки и хранения нефтепродуктов. Вместе с тем члены правления не оставляли попыток оптимизировать стоимость и структуру перевозок необходимых грузов по железным дорогам и речным путям, в том числе путем согласования соответствующих вопросов с представителями властных структур. Перспективным здесь стало избрание директора С.И.Петровского председателем правления Первого общества пароходства по Днепру и его притокам.  Отметим также получение Обществом Брянского завода выгодного подряда, стоимостью более 2 млн. руб., на участие в возведении Средних торговых рядов в Москве. Предпринимаемые В.Н.Тенишевым и В.Ф.Голубевым усилия по диверсификации операций компании давали свои результаты. Более того, показатели ее деятельности превосходили ожидания акционеров: если в 1890 году рентабельность уставного капитала составила 18,8%, то спустя четыре года она выросла до 30,4%. 

К 1894 г., времени кончины совладельца компании П.И.Губонина,  в правлении сохранялось относительное единство по вопросам стратегии и тактики развития промышленного дела. Ориентация на модернизацию и диверсификацию производства должна была способствовать вхождению компании в число лидеров отечественной металлургии и машиностроении. Главный вопрос заключался в том, какие финансовые источники и организационные схемы будут использоваться в дальнейшем для реализации этого курса. В своей деятельности В.Н.Тенишев продолжал сохранять партнерские отношения не только с В.Ф.Голубевым, но и двумя другими директорами – инженером С.И.Петровским (вместе с ним князь был избран в руководство Русского для внешней торговли банка) и Р.А.Шарлье, занимавшим пост директора петербургского Акционерного общества меднопрокатного и трубного завода, а также бельгийского консула в северной столице. Заслуживает внимания тот факт, что Тенишев, Голубев и Петровский состояли в Обществе для содействия русской промышленности и торговли. Дальнейшее укрепление их деловых и общественных позиций будет связано с избранием Голубева председателем не только этой организации, но и не менее влиятельной общероссийской Совещательной конторы железозаводчиков. Впрочем, данный факт свидетельствовал об еще одном не менее значимом сюжете: постепенном ослаблении влияния князя и укреплении позиций лиц с инженерным образованием в составе правлении корпорации. 

Существенным толчком для наращивания мощностей Общества Брянского завода стало введение в России в 1891 г. протекционистского таможенного тарифа и начавшееся в том же году строительство транссибирской магистрали. Участие в реализации масштабного транспортно-промышленного проекта позволило успешно осуществить облигационный заем, давший компании 2,9 млн. руб. За период с 1890 по 1894 гг. последовало резкое увеличение выручки Общества – с 16,2 до 20 млн. руб., чистой прибыли – с 620,2 тыс. до 1,6 млн. руб. Рост доходности сопровождался масштабной модернизацией в 1894 г. Александровского завода, обернувшейся увеличением в 3 раза его производственных мощностей. Особенно наглядными выглядели изменения в структуре выпускаемой продукции. По итогам отмеченного пятилетия в общем объеме производства рельсы составили лишь 1,65%, железо и сталь – 5,4%, в то время как вагоны – 30%, паровозы – 36% (выпуск паровозов возрос до 12 машин в месяц). Одновременно предпринимались попытки наладить выпуск более дешевой и разнообразной продукции (в том числе запчастей для железнодорожного и водного транспорта), способной найти широкий спрос в различных регионах страны.

В первой половине 1890-х гг. правлению удалось снизить кредитную нагрузку Общества (в отношении процентных выплат к выручке) до минимального уровня – 3%. В условиях выстраивания новых приоритетов в инвестиционной политике, сопровождавшейся уменьшением заемных (за исключением облигационных заимствований, возросших в 1892 – 1894 гг. с 2,2 до 4,7 млн. руб.) и увеличением эмиссионных операций, результаты 1895 года демонстрировали рекордную рентабельность уставного капитала – 43,3%. В свою очередь наращивание производственных мощностей сопровождалось увеличением количества рабочих до 7,7 тыс. человек, в том числе занятых в котельно-мостовом отделении – 1400, механическом и паровозном – 1300, прокатном – 1076.

Достигнутые финансовые успехи благоприятствовали реализации при Обществе Брянского завода целого ряда социальных инициатив, прежде всего в профессионально-образовательной и медицинской сферах. Открываются церковно-приходская для детей младшего возраста (на 125 мест), мужская (400 мест) и женская для подростков и рабочих (170 мест), а также платная для детей служащих (120 мест) школы. Построены ремесленное женское училище (100 мест) и больница для рабочих (75 коек). Учреждается благотворительное общество, занимавшееся не только выдачей денежных пособий малоимущим и нетрудоспособным работникам, но и содержанием «народной» по ценам столовой (500 мест) и приюта для сирот. Инициатором создания и первой попечительницей образовательных учреждений и благотворительной организации выступала княгиня М.К.Тенишева.

1895 год становится не только самым успешным, но и последним в истории руководства корпорацией князем В.Н.Тенишевым. Яркой картиной раскола в составе правления стали последующие резкие характеристики княгиней инженеров С.И.Петровского и В.Ф.Голубева. Первого она обличала в неблагодарности в качестве «креатуры» мужа: «Из маленького скромного человечка он сделал его одним из директоров правления с колоссальным ежегодным окладом, составившим ему огромное состояние». Применительно к своим «вкусам, интересам, некультурности» Петровский, «живя в Петербурге, бывая каждый год за границей, научился носить чистое платье, имел на себе все пуговицы и интеллигентную красавицу жену». «Все, что его окружало, что он хвалил и признавал, чем интересовался и увлекался, все это могло таксироваться, бери широко, на шесть – десять тысяч рублей в год, – это с шампанским и комфортом по его масштабу». Что касается Голубева, то он выглядел «похитрее и покультурнее, а главное, был настоящим воплощением так называемого «инженера». Такой «инженер», в моей оценке, – это человек черствый, плоский, пошловатый, род кулака, тугой на расплату, но не там, где нужно шикнуть или предвидится барыш, с узкими горизонтами и дешевыми вкусами, носящий постоянно на лице самодовольное сознание своего богатства, сытости».

Учитывая нескрываемую нелюбовь княгини М.К.Тенишевой к носителям инженерного звания, все же подчеркнем, что возникшие разногласия среди собственников касались прежде всего не личностных, но финансовых и организационных сюжетов.  Споры между директорами развернулись в первую очередь по вопросу об очередном увеличении уставного капитала компании. В 1895 г., предполагая необходимость дальнейшей технической модернизации предприятий, В.Ф.Голубев и С.И.Петровский инициировали принятие решения о масштабной дополнительной эмиссии. Данный шаг был ориентирован, с одной стороны, на более активное привлечение зарубежных инвесторов, с другой – свидетельствовал об усиливающемся интересе к возможностям не столько заемного, сколько долевого финансирования. Как покажут дальнейшие события, этот интерес отражал, помимо прочего, приверженность большинства членов правления курсу на демократизацию структуры собственности корпорации, с сопутствующими изменениями в системе управления и контроля.

В.Н.Тенишев, ранее согласившийся с облигационными заимствованиями как относительно безболезненными для сложившегося баланса интересов в среде владельцев дела, негативно отнесся к озвученной идее. Дальнейший рост числа собственников представлялся ему опасным с точки зрения характера взаимоотношений между правлением и акционерами, а также общего положения с управляемостью Обществом. Не меньшую проблему могло составить уменьшение дивидендных выплат, даже с учетом возможного повышения доходности операций (для Тенишева это было особенно значимо, если учесть масштаб его общественной деятельности, а также расходов на развитие собственного электротехнического предприятия в Петербурге). Тем не менее, уже после ухода князя, были осуществлены еще две эмиссии – в 1897 г. и 1901 г. Результат оказался следующим: если за первые двадцать два года функционирования компании уставной капитал увеличился с 400 тыс. до 5,4 млн. руб., то за последующие шесть лет он достиг 12,1 млн. руб. Как поясняли члены правления, эмиссионные операции полностью соответствовали интересам как французских инвесторов, так и «солидных акционеров» из числа российских подданных.  Заметим, что в соответствии с ранее заключенным соглашением учредители Общества (П.И.Губонин и В.Ф.Голубев) и их потомки имели право на первоочередную подписку на 1/10 часть новых акций, в то время как Тенишев подобной привилегией не обладал. В итоге со смертью Губонина и проявленной его сыновьями незаинтересованностью в сохранении мажоритарных позиций в составе владельцев очередная эмиссия предоставляет Голубеву статус крупнейшего собственника с пакетом в 3232 акции. К осени 1897 г. дивиденды по его ценным бумагам превышали 100 тыс. руб. Еще около 40 тыс. руб. он получал в качестве директора правления.

Помимо решения об увеличении акционерного капитала серьезной проблемой для В.Н.Тенишева в отношениях с партнерами становится предложение об изменении §-53 устава компании. Ранее действовало положение, согласно которому более 6 голосов (3 собственных и 3 – по доверенности) присутствующее на общем собрании лицо, независимо от количества имеющихся у него акций, иметь не могло. Теперь, по проекту В.Ф.Голубева и С.И.Петровского, и при поддержке двух других директоров, инженера путей сообщения В.Н.Печковского и горного инженера В.В.Жуковского,  предлагалось разрешить подавать голоса в зависимости от общего количества принадлежащих акционеру ценных бумаг  (каждые 20 акций предоставляли 1 голос). Заметим, что подобное изменение потенциально способствовало появлению новых крупных собственников, способных составить конкуренцию прежним акционерам, в том числе князю. Со своей стороны инициаторы нововведения поясняли на общем собрании собственников (29 сентября 1897 г.), что имеющиеся ограничения 6 голосами «мы находим несправедливыми и бесцельными: нет никакого основания устанавливать привилегию в пользу мелких акционеров в ущерб интересам более крупных акционеров». При этом звучала здравая мысль, согласно которой в публичной компании «каждый акционер должен пользоваться таким влиянием на дело и таким количеством голосов, на какое ему дает право размер вложенного капитала». Одновременно следовало предупреждение в адрес миноритариев: «Предприятие наше все расширяется, число акционеров возрастает, и нельзя поручиться в том, что момент борьбы мелких и крупных акционеров не наступит. Всем известен способ и результаты такой борьбы. Крупные акционеры не могут отказаться от своего влияния на дело, – они должны или вовсе уйти из предприятия, или сохранить свои права».

 Интересными представлялись суждения В.Ф.Голубева и его сторонников по поводу причин, которыми в свое время руководствовались учредители при включении §-53 в устав компании. Пояснялось, что данное положение появилось «под влиянием господствовавшего в начале 1870-х годов в нашем акционерном законодательстве воззрения о необходимости предоставить всем акционерам одинаковое участие в делах Общества, не взирая на количество акций, принадлежавших каждому отдельному акционеру». Данное воззрение, «ныне совершенно устаревшее», «приравнивало положение акционера в Обществе к положению гражданина в государстве и старалось придать всем акционерам, независимо от размера участия их в деле, такую же полную равноправность, какой должны пользоваться все граждане в государстве. Но при этом совершенно упускалось из виду, что отношение гражданина к государству, как отношение постоянное, захватывающее его почти всецело, ничего общего с положением акционера не имеет… Сегодня акционер вступил в общество, а завтра он его оставил. Не то существенно, какую часть своих средств он вложил в предприятие, но только то, что этим одним вкладом он и отвечает и ни чем больше, что кроме этого вклада он ни нравственно, ни юридически, за происходящее в Обществе не несет никакой ответственности».

  Доводы членов правления оказались весомы даже с учетом  критики со стороны нескольких влиятельных акционеров, в том числе В.Н.Тенишева и представителей петербургского банкирского дома «Волков Г. с с-ми». Новая редакция устава была утверждена министром финансов С.Ю.Витте в январе 1898 г. На состоявшемся в мае того же года общем собрании крупнейшими по числу голосов собственниками Общества Брянского завода выступили: В.Ф.Голубев – 4546 акций (227 голосов), петербургские банкирские дома Волков Г. с с-ми – 3600 (180), Г.Вавельберг – 2370 (118) и И.В.Юнкер -  1500 (75), Петербургский международный коммерческий банк – 1500 (75), а также связанные со столичными финансовыми кругами члены семей Палибиных – 2060 (103) и Спиридоновых – 1981 (99). Приведенные данные, учитывая постепенное размывание акционерного капитала за счет зарубежных собственников и сосредоточение на общих собраниях в руках нескольких отечественных акционеров контрольного числа голосов, свидетельствовали об укреплении позиций прежде всего представителей петербургского финансового мира. Видимо на поддержку столичных банков при осуществлении очередных эмиссий и рассчитывал Голубев, когда ранее инициировал принятие соответствующих решений. Спустя два года (июнь 1900 г.) на очередном общем собрании в Петербурге из 746 собственников, представивших 20,1 тыс. акций, российские составили группу из 73 человек. Им принадлежала меньшая часть акций – 8830, но с учетом консолидированного голосования по большинству вопросов эта группа обеспечивала принятие практически всех предложенных директоратом решений. Подобный результат выглядел особенно интересным при сопоставлении с информацией правления, подсчеты которого свидетельствовали о нахождении за границей около 7/8 уставного капитала.

Во второй половине 1890-х гг. устойчивое политическое и финансовое положение страны, осуществленная реформа в системе налогообложения, наличие дешевой рабочей силы, ресурсов для инвестиций и относительно стабильного (в сравнении с предыдущими двумя десятилетиями) спроса на промышленную продукцию обеспечивали отечественным компаниям, как казалось, обнадеживающие перспективы для развития. За период с 1891 по 1900 гг. в России наблюдался взрывной рост объемов заказываемого подвижного состава: с 3 882 до 30 578 товарных вагонов, с 70 до 1 486 пассажирских вагонов, с 160 до 1 065 паровозов. Что касается Общества Брянского завода, то наиболее результативным в плане транспортного машиностроения становится 1897 г., когда было произведено 165 паровозов и 2848 товарных и пассажирских вагонов. Вместе с тем, во второй половине 1890-х гг., в условиях увеличения заказов на металл, была осуществлена модернизация Александровского завода, позволившая заметно повысить его производительность, в том числе по чугуну с 7,2 до 18 млн. пудов, мартеновской и бессемеровской стали с 4,9 до 15 млн. пудов. 

Период с 1894 по 1897 гг., связанный с утверждением В.Ф.Голубевым собственной концепции развития корпорации, ознаменовался феноменальными показателями по росту выручки (с 20 до 24,5 млн. руб.) и чистой прибыли (с 1,6 млн. руб. до 4 млн. руб.). Результативность функционирования Общества вызывала неподдельный оптимизм на Петербургской бирже. Цена 100-рублевых акций взлетела в 1899 году до 548 руб.  Дивидендные выплаты увеличились в 1896 г. до 27,5%, 1897 г. – 32%, 1898 г. – скорректировались на уровне 30% на акцию. В свою очередь рентабельность активов составила в 1898 г. 9,3%, уставного капитала – 44,8% (наивысший показатель за предшествующие годы). В данной ситуации объяснимым являлось стремление В.Ф.Голубева к дальнейшему укреплению своих позиций в отечественном деловом мире, в том числе за счет ограничения роли В.Н.Тенишева в сфере развития электротехнического производства в Петербурге.  В 1898 г., с учреждением в северной столице акционерного общества русских электротехнических заводов «Сименс и Гальске», Голубев избирается вице-председателем правления этой крупной промышленной корпорации. Впрочем, вне конкуренции по масштабам дохода для него по-прежнему оставалось Общество Брянского завода, где в том же году по дивидендным выплатам он получил более 136 тыс. руб.

Что касается В.Н.Тенишева, то в 1898 г. он предпринимает попытку реализовать свои предпринимательские способности в новой области. На территории Царства Польского (с правлением в Варшаве) открывается деятельность Франко-Русского горного общества. Компания была создана для эксплуатации цинковых заводов, галмейных рудников и каменноугольных шахт. Формально ее имущество семью годами ранее приобрели в аренду от правительства (до 1951 г) три лица – гвардии корнет П.П. фон Дервиз, подполковник в отставке Н.М.Шевцов и капитан артиллерии в запасе А.А.Померанцев. С учреждением акционерного общества реальное руководство предприятиями сосредоточилось в руках Тенишева и его деловых партнеров Г.И.Шанова и К.Г.Гартинга, получивших поддержку ряда французских инвесторов. Начало деятельности корпорации было встречено на Петербургской бирже весьма благоприятно даже с учетом последующей тяжелой ситуации в отечественной промышленности и решения членов правления не выплачивать дивиденды. В 1902 г., в ситуации заметного увеличения выручки и чистой прибыли, биржевая цена акции в 187 руб. 50 коп. выросла до 250 руб. Однако этот же год стал последним для Тенишева в управлении компанией: в следующем году он скончался.   

В целом по итогам последнего десятилетия XIX в., в ситуации значительных расходов по инвестиционным проектам, наблюдался более чем двукратный рост балансовой стоимости активов Общество Брянского завода. Его оборот в период с 1895 по 1900 г. показал 20% увеличение. Показатели по отдельным видам производства соответствовали стабильному спросу на подвижной состав, мостовые конструкции и железнодорожные механизмы, а также сталелитейную, прокатную и ковочную продукцию. При этом деятельность корпорации сопровождалась  рядом достижений инновационного характера. В 1898 году были изготовлены товарные паровозы с шестью ведущими осями и сочлененной рамой, имевшие силу тяги в полтора раза выше, чем у самых мощных локомотивов того времени. В 1900 году такой паровоз становится предметом особого внимания на Всемирной выставке в Париже (спустя десять лет усовершенствованные паровозы этого типа были признаны торжеством инженерной мысли на международном железнодорожном конгрессе в Швейцарии). Отметим также увеличение почти в три раза работ по заказам артиллерийского ведомства. Как подчеркивало правление, преимущества компании – «Обширность, разнообразие и дешевизна производства заводов».

Рост масштабов операций Общества Брянского завода, когда в «действительности», как полагали директора, «все управление делом и вся нравственная ответственность за успех предприятия лежит исключительно на правлении», побудил крупнейших собственников обратиться к обсуждению вопроса о введении в компании новой организационной структуры – наблюдательного совета. В марте 1899 г. по инициативе В.Ф.Голубева акционеры приступают к реализации соответствующего плана действий. Важнейшим здесь стало изменение §-25 устава: если раньше непосредственное руководство делами относилось исключительно к полномочиям правления (центральную роль в нем играли предпринимательские интересы мажоритариев П.И.Губонина и В.Н.Тенишева), то в соответствии с новой редакцией функции управления распределялись между правлением, советом и общим собранием акционеров. Заметим, что новая структура руководства закрепляла лидирующие позиции инженерного состава администрации. С другой стороны, нововведения позволят в дальнейшем стабилизировать положение корпорации в условиях наступившего промышленного кризиса. В частности, наличие наблюдательного совета, призванного согласовывать интересы российских и зарубежных акционеров, сыграет свою роль в положительном решении французских инвесторов и российского Государственного банка о выделении Обществу значительной финансовой помощи.

Объясняя необходимость введение нового руководящего органа, члены правления поясняли, что «соединяя в себе все права и обязанности, принадлежащие по уставу Ревизионной комиссии, Совет вместе с тем должен иметь право участвовать в управлении делом». В конечном счете, создание совета позволяло сосредоточить руководство предприятием «в руках десяти избранных Общим собранием акционеров, разделенных на две самостоятельные группы [членов правления и членов совета – М.Б.], взаимно друг  друга контролирующие и дополняющие». Достигнутое таким образом согласование интересов руководителей Общества и его многочисленных акционеров становилось своеобразным ответом на звучавшие ранее обвинения в том, что дальнейшее увеличение уставного капитала приведет к утрате управляемости компанией. С другой стороны, в составе совета вполне объяснимым становилось «представительство интересов заграничных акционеров», которые составляли большинство, но не имели возможности непосредственно влиять на работу Общества посредством регулярного участия в общих собраниях в Петербурге.

В 1901 г. ситуация с оптимизацией баланса интересов российских и французских акционеров получает свое дальнейшее развитие. Министерство финансов предоставляет Обществу Брянского завода право использовать на общих собраниях вместо акций зарубежных собственников соответствующие расписки ряда «известных и пользующихся солидной репутацией» банков Франции, в том числе Credit Lyonnais, Crédit Mobilier, Comptoir national d'escompte de Paris,  Banque suisse et française, Societe commerciale et industrielle, Banque privée de lyon marseille. Кроме того, С.Ю.Витте пообещал рассмотреть просьбу руководителей Общества о внесении еще одного изменения в устав, согласно которому на общих собраниях не ограничивалось бы количество доверенностей, которые могли принадлежать одному лицу (положительное решение будет принято уже накануне отставки Витте весной 1906 г.). Применение данного положения способствовало упрощению не только созыва общих собраний (при наличии в составе собственников большого числа зарубежных миноритариев), но и процедуры принятия решений по тем или иным важным вопросам.

Председателем наблюдательного совета компании избирается французский гражданин Гастон Эшен, проживавший в Петербурге.  Что не менее важно, он состоял членом совета столичного Северного банка, созданного при поддержке французских финансовых кругов. Данный факт представлял особый интерес, если учесть, что банк выступал в роли кредитора акционерного общества Брянских каменноугольных копей и рудников, план учреждения которого в 1896 г. был разработан В.Ф.Голубевым и реализован при участии С.И.Петровского. Результатом данной операции стала продажа угольных шахт в Славяносербском уезде Екатеринославской губернии, которые ранее находились на балансе Общества Брянского завода, в счет чего последнему поступили 9 тыс. акций новой компании. В конце 1898 г. Голубев и Петровский, а также их юрисконсульт П.С.Чистяков, инициирует при поддержке Петербургского международного банка создание еще одной компании – Акционерного общества керченских заводов и рудников. Сферой его деятельности объявлялась разработка железорудных месторождений в районе Керчи. Учреждение той и другой корпорации свидетельствовало о стремлении руководства Общества Брянского завода использовать долевое финансирование в целях осуществления вертикальной интеграции промышленного дела, подразумевавшей выстраивание производственной цепочки от добычи сырья и топлива до выпуска металлургической и машиностроительной продукции. С другой стороны, активные эмиссионные операции должны были покрыть «дальнейшие расходы по модернизации заводов Общества», сопровождавшиеся увеличением кредиторской задолженности.

В целом, способность В.Ф.Голубева к результативному согласованию не только производственных, коммерческих и инвестиционных направлений работы, но также индивидуальных и групповых предпочтений многочисленных отечественных и иностранных акционеров позволила выстроить достаточно эффективную систему управления обширным промышленным делом применительно к конкретным потребностям экономического развития России последней четверти XIX в. В данном отношении уход В.Н.Тенишева из Общества свидетельствовал о том, что ему так и не удалось определиться с приоритетами в отношениях с инвесторами и высшим административным персоналом по поводу будущего компании. Речь шла о согласовании позиций по ряду вопросов, в том числе о важности поддержания баланса между интересами собственников и представителей управленческо-технического звена, значимости использования потенциала российского и зарубежного финансовых рынков, перспективах формирования акционерного капитала (в его распыленной структуре), сравнительной эффективности привлечения собственных и заемных средств, возможностях (производственных и организационных) развития в рамках вертикальной интеграции. В дальнейшем влияние этих факторов окажется особенно значимым с точки зрения роли инженерного состава правления при определении стратегических и оперативных направлений работы компании в условиях крайне сложной хозяйственной и социально-политической ситуации в России начала ХХ века.

 

(продолжение: БАРЫШНИКОВ М.Н. ОБЩЕСТВО БРЯНСКОГО ЗАВОДА: ОПЫТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КРУПНОЙ КОРПОРАЦИИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ // ФИНАНСЫ И БИЗНЕС. 2017. № 3. С. 97-108.)

 

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. Акционерное дело в России. Том второй. Статистика акционерных предприятий. Выпуск второй. Горнопромышленные, горнозаводские и механические предприятия. СПб.: Типография М.М.Стасюлевича, 1898. С.147-356
  2. Акционерное общество Брянского рельсопрокатного, железоделательного, сталелитейного и механического заводов. Брянский завод в Бежице, Орловской губернии (исторический очерк). М.,1911. 85 с.
  3. АО УК БМЗ Брянский машиностроительный завод „ТРАНСМАШХОЛДИНГ”. История. URL: http://www.ukbmz.ru/company/history/ (дата обращения: 13.09.2015 )
  4.  Афанасьев П. Машиностроение // Фабрично-заводская промышленность и торговля России. Издание 2-е. Исправленное и дополненное. СПб.: С. Петербург Типография И. А. Ефрона,1896. С.144-154
  5. Бенуа А. Мои воспоминания. Т.2. М.: Наука, 1993. 743 с.
  6. Бовыкин В.И. Французские банки в России. Конец XIX – начало ХХ в. М.: РОССПЭН, 1999. 256 с.
  7. Бовыкин В. И. Финансовый капитал в России накануне Первой мировой войны. M.: РОССПЭН, 2001. 320 с.
  8. Бовыкин В.И., Петерс В. Бельгийское предпринимательство в России // Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России. Очерки. М.: РОССПЭН, 1997. С.183-242
  9. Бородкин Л.И., Коновалова А.В. Российский фондовый рынок в начале ХХ века: факторы курсовой динамики. СПб.: Алетейя, 2010. 296 с.
  10. Весь Петербург. СПб.: издание А.С. Суворина, 1894-1900.
  11. Витте С.Ю. Воспоминания. Том I. (1849-1894). Таллин; М.: Скиф Алекс, 1994. 528 с.
  12. Гиндин И. Ф. Банки и экономическая политика в России (XIX — начало ХХ в.). М.: Наука, 1997. 623 с.
  13. Дегио В. Русские ценные бумаги: Сборник сведений о всех главнейших фондах, закладных листах, акциях и облигациях, котирующихся на русских биржах. Санкт-Петербург; Москва: Т-во М.О. Вольф, 1885. 475 с.
  14. Доклад и отчет правления Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода за… [1873/74 – 1895] гг. СПб. [1875  – 1896].
  15. Доклад правления Общества Брянского завода чрезвычайному общему собранию акционеров 1 марта 1899 г. по вопросу об учреждении Совета. СПб.1899. 5 с.
  16. Доклад правления Чрезвычайному общему собранию акционеров Общества Брянского завода 12 декабря 1898 г. СПб. 1898. 8 с.
  17. Докладная записка Общества Брянских заводов Его высокопревосходительству господину Министру государственных имуществ. СПб. 1893. 3 с.
  18. Княгиня М.К.Тенишева. Впечатления моей жизни. Л.: Искусство, 1991. 285 с.
  19. Краткий исторический очерк принадлежащих Обществу заводов, железного рудника и угольных копей. М., 1896. 99 с.
  20. Обзор десятилетней деятельности Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. 1873 г. – 1883 г. СПб., 1885. 93 с.
  21. Отчет правления Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода за время с 1 января 1897 по 1 января 1898 г. СПб., 1898. 21 с.
  22. Отчет правления Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода за время с 1 января 1898 по 1 января 1899 г. СПб., 1899. 21 с.
  23. Отчет правления Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода за время с 1 января 1900 по 1 января 1901 г. СПб., 1901. 21 с.
  24. Проект изменений и дополнений устава Общества Брянского завода в связи с учреждением совета Общества. СПб., 1899. 17 с.
  25. Протоколы и стенографические отчеты Первого Всероссийского съезда фабрикантов, заводчиков и лиц, интересующихся отечественной промышленностью. Стенографический отчет заседаний 6-го отделения. СПб.: Тип. Замысловского и Бобылева, 1870. 113 с.
  26. Российский государственный исторический архив, ф. 22, оп.4, д.147. Об учреждении Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода в Орловской губернии.
  27. Скороход Г.Н., Чубур А.А. Брянские промышленники С.И.Мальцов и В.Ф.Голубев: эстафета «русских американцев» или конкуренты и антиподы // Studia internationalia: Материалы V международной научной конференции «Западный регион России в международных отношениях X – XX вв.». Брянск: РИО Брянского государственного университета, 2016. С.119-130
  28. Сорокин А.К. Александровский Южно-Российский завод // Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Том 1. М.: Большая российская энциклопедия, 1994. С.62-63
  29. Сорокин А.К. Брянский завод // Отечественная история. История России с древнейших времен до 1917 года. Энциклопедия. Том 1. М.: Большая российская энциклопедия, 1994. С.298
  30. Торгово-промышленный мир России: художественное иллюстрированное издание. Пг.: Товарищество художественной печати, 1915. (без сквозной нумерации).
  31. Указатель действующих в империи акционерных предприятий / Под ред. В.А.Дмитриева-Мамонова. СПб.: Тип. Ф.И.Ирберг, 1907. 2323 с.
  32. Устав Благотворительного общества при Брянском рельсовом заводе близ станции Бежицкой Орловско-Витебской железной дороги [Утв. 8 мая 1894 г.]. СПб., 1894. 12 с.
  33. Устав Общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода. СПб., 1889. 23 с.
  34. Шепелев Л.Е. Акционерные компании в России: XIX – начало ХХ века. СПб.: Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета, 2006. 604 с.

 

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован